Воспоминания деда.

Моему деду 83 года, но, несмотря на годы, он жизнерадостный весёлый, добрый, умный, любит спорт и до сих пор занимается гимнастикой по утрам, ездит в сад, копает грядки, полет, когда-то он работал на Северском Трубном заводе инженером-электриком.
Я попросила его вспомнить и рассказать что-либо о войне. Задала ему несколько вопросов: когда и где он услышал о войне, сколько ему тогда было лет, в каком классе учился, когда пошёл работать. «Хорошо, — говорит — давай я расскажу». «Мне не было и 16-и, только что закончил 7 классов. Не помню, откуда я шёл в этот день. Рано утром, часов в 10:00, 22 июня, помню, день был солнечный, доносилось музыка, и вдруг вместо музыки из этой тарелки (репродуктора), выставленной в окне одного из домов, донеслась страшная весть о начале войны.
Этот дом я отчётливо помню. Он стоял рядом со старым базаром, на бывшей улице Ленина, вблизи памятника, ни дома того, ни памятника, ни базара уже нет, а в памяти сохранилось. Пришёл домой, сообщил эту новость. И начались тыловые будни.
Каникулы — не каникулы. От школы нас часто посылали на завод складывать сутунку (железо) в стопы. Осенью – в колхоз «Красный Урал». Вспоминаю одну картинку той учебной поры. Напротив школы находился дом с полуподвальным этажом, из окна которого каждое утро выбегала курочка на верёвочке. Мы дружно смеялись.
Лишь позже мы узнали, что там живет эвакуированная. И, видимо, это всё, что осталось от дома, добра и хозяйства, откуда она была эвакуирована. Грустно. В школе вели военное дело, зимой ползали по снегу (по-пластунски) в районе нынешнего Зелёного Бора.
1942год. Окончил 8 классов и сразу пошёл на завод, в ново-сутуночный цех – шуровщиком на печь вместе с другом, а через неделю мой товарищ обрезал палец у вентилятора печи. Звали его Ваня Лемтюгин. Вскоре я стал вальцовщиком прокатного стана, и к концу осени резчиком
горячего метала. В семье нас было 7 человек. Трудно, но зато я получил рабочую карточку. Помню, придешь с работы, достанешь похлёбку, разбавишь её водой , помню дополнительные, так называемые стахановские талоны, помню, как родители распахивали улицу перед своим домом под картофель и проулок под репу . Проходя мимо нынешнего «Азова», я всегда останавливаюсь, вспоминая эту репу.
1943 год. Я – в 9 классе. В классе много эвакуированных, 6-7 человек из Ленинграда, Киева и многих других городов. Помню эвакуированных преподавателей, помню, как вместе с нами они работали на заготовке дров для школы, плохо одетые и обутые, помню, какое было счастье дежурить в классе, ведь тогда крошки от раздачи хлеба достанутся тебе, дежурному. Нас, парней, готовили на трактористов, а девочкам преподавали агротехнику, готовили на агрономов. Ещё помню флажки, которые мы передвигали на школьной карте вслед за сводками Совинформбюро.
Весной, 1944 года, закончив 9 классов, вернулся на завод, теперь уже учеником электрика, а следом и дежурным электриком.
Цех уже работал на полную мощность. Катали сутунку, полосу для патронных гильз, броневой лист и так далее.
Зима была особенно холодная. Костры горят, краны не работают, смазка механизмов замерзает. Как-то боролись с обмерзанием крановых троллей: к токоприёмникам привязывали распушённые тросса, или электрические плитки, и даже протирали троллей подсиненным чернилами, спиртом.
И холодно, и голодно. Не однажды был свидетелем, пойдёшь обходом, а у печи лежит человек, а рядом картошка, сваренная в каске. Такова судьба трудоармейцев.
Вернусь чуть ранее. Оформившись и встав на учёт с 15 июля 1944 года, получил предписание о прохождении курсов на военно-учебном пункте (ВУП), без отрыва от производства до конца года. Смену отработаешь (а смена 12 часов и на курсы). Из нас готовили стрелков-снайперов. Дважды «забирали» в армию (или на курсы – я не помню). Но дальше Свердловска не уехал, бронь, возвращали обратно, правда, один раз вернули из-под Омска».
Я спросила деда: «А что больше тебе помнится с военной поры?»
А он ответил: «Ни холод, ни голод, ни трудности.… Всё это можно пережить, а вот потерю друзей, одноклассников тяжело воспринимали. Помню, в 1943 году. В 9 классе, моих 3 одноклассников: Петухова Вила (ВИЛ- Владимир Ильич Ленин), Оглузина Юрия и Боброва Васю «забрали» в феврале, авансом выдали аттестат зрелости, который не понадобился – не вернулись, погибли. Помню, ВИЛ всегда напевал «Артиллеристы, Сталин дал приказ, зовёт отчизна нас» и типа того. Ну, а далее Победа, Победа, Победа».
Узнав всё, это я поняла, что война-это страшное событие. Невозможно пережить потерю близких и друзей. Я поняла, что те люди, которые были на войне, да же не участвовавшие в военных действиях — это дети, старики, инвалиды, они всё равно Герои . Я верю, что у людей хватит разума больше не воевать..

Зюзёва Александра,
6 класс